Кто жил в 80-х меня поймет, а может и позавидует.

В то время появились повсеместно велосипеды «Кама». Это были складные велики с поднимающимся рулем и сиденьем и ездить на них могли и взрослые и дети.

И вот такой велик купили мне мои дядьки летом в начале 80-х. Они так смешно смотрелись на нём — крутятся маленькие колесики под огромной махиной взрослого мужского тела. Смешно.

А мне пришлось учится ездить на нём самостоятельно и поднимать эту тяжеленную громаду, которой он мне казался.

Начинала я учится ездить на мягкой земле, на тропинке, которая шла рядом с домами. Там и падать мягче и синяков не так много. Ездила вдоль порядка, падала во все стороны, вставала и опять катилась, настырная была.

Один раз я ехала по хорошему, ровному асфальтированному тротуару, напротив нашего дома, через дорогу, а дядьки мои наблюдали, следили как я там, справляюсь?

Еду спокойно, рулю, по середине тротуара, а впереди трое. Как сейчас помню, двое женщин слева и мужчина справа. Идут рядком, заняли весь тротуар, дорогу не уступают, хоть пешком иди вслед за ними. Я в звонок им звоню — они не уходят. Идут себе медленно, гуляют, беседуют — отдыхают. А я же быстрая, я же ребенок, мне ехать надо. У меня велик клёвый. Новый. Ни у кого такого нет. Я же самая важная сейчас.

И я решила объехать мужика справа, там немножко места было. Я решила что умещюсь, ведь у велика колеса узкие, тонкие.

Ой, восьмидесятые… Мужики нарядные, модные… Брюки длинные, широкие… Идёт весь праздничный, с дамами беседует, под руку держит.

И тут я. Велосипед он же не по воздуху, он по земле, по асфальту движется. Вот моё переднее колёсико аккуратненько, медленно, не торопясь и наехало на его прелестные, праздничные, воскресные штаны.

Крик… Я лечу в газон вместе с новым великолепным велосипедом «Кама». Мужик орёт благим матом, не взирая на то, что перед ним маленькая девочка Орет, что я ему брюки испортила. А дядьки мои у двора, стоят, ржут, как кони надо мной, за животики хватаются.

Позже, дядька, Петька который, часто мне напоминал, про мужика, который сейчас придет и будет ругаться за мой наезд на него. Я пугалась и мне хотелось спрятаться сначала, но потом я поняла, что это дядька так подтрунивает надо мной. Это от любви только так происходит.

Мне было очень комфортно с ним рядом. Мне уже потом нравилось, что он подтрунивает меня. И я вместе с ним и со всеми вместе смеялась сама над собой и своими оплошностями и своими страхами. И страхи уходили. И я уже не боялась дядьку с длинными брюками.

Дядькина лёгкость, смех, задор мне были к месту. Его смех помогал мне быть сильной. Это я сейчас понимаю. Это был мой человек. Мне его очень не хватает.

Все мы разные и безумно многогранные. Наши проявления зависят не просто от нас, а ещё и от того в какой среде мы находимся и к кому относится наша реакция. Здорово, когда мы чувствуем и понимаем себя.

Но близкого и совсем родного человека невозможно сделать из любого.


Это счастье!!!!!!!!!!!!
Память наполняет нашу жизнь. И что мы сбережём, тем и наполниться наше будущее. Вера в нас. Понимание нас. Принятие нас. Добрые, светлые воспоминания, они гасят страх, отгоняют тоску, вселяют задор, возвращают веру, даруют силу.
Только мы сами выбираем с чем жить дальше.

Людмила Осипова 21. 11.2020 в 15:45