Архивы за 17.01.2021

Мои очередные Творения

0
Мария Корсакова


Мария Корсакова

Два Василия

3

…Дверь тихонько скрипнула… Василий интуитивно повернул голову на звук, на всякий случай подошел к двери, и открыл ее пошире. На пороге сидел… черный кот. Василий осторожно высунул голову за дверь, чтобы посмотреть, нет ли там того, кто бы мог ему подкинуть этого облезлого кота. Но за дверью было пусто и гулко. Вдруг неожиданно для себя он спросил кота – «А как тебя зовут?» Кот, важно подмигнув разбитым глазом, ответил скрипучим голосом – «Василий…».
Василий оторопел, почесал пальцами макушку и слегка задумался. Он уже целый час решал свою проблему – а куда же делись его ценные мысли, бурлящие уже неделю в голове по поводу одной наиважнейшей задачи – как быть ему самим собой…
«Все, Вася, приехали…» — с иронией подумал он про себя, и на всякий случай переспросил кота – «А ты откуда взялся?»
— «Как откуда?» — удивился кот, — «С улицы. Вообще – то я давно жду тебя за дверью, вот и решил сам открыть» — добавил он, усевшись на пол, и стряхивая грязь мокрой лапой со слипшейся шерсти. Василий молчал и соображал, что ж ему сейчас делать… Потом он махнул рукой кому – то невидимому в пространстве, и сказал коту – «А, ладно – заходи…»
Кот важно зашел, вытер лапы о придверный коврик, и сразу пошел к холодильнику. Василий догадался, открыл дверь холодильника, и озадаченно посмотрел на полки, где стояли рядами бутылки с холодным пивом. Он посмотрел виноватым взглядом на кота, но тот упорно смотрел в одну точку. Проследив взглядом, Василий углядел в глубине холодильника банку мясных консервов, совершенно забытую с незапамятных времен, чуть видневшуюся за эстакадой бутылок.
Вскоре банка была пуста, и Васька довольно растянулся у ног своего нового хозяина.
-«Хозяина?» — переспросил в ужасе Василий, вдруг поняв, что читает мысли кота…
-«И что же я буду с тобой делать?»
— «Сначала давай помоемся» — сказал Васька, и направился к ванной комнате. Василий нехотя шел сзади, с тоской ожидая, что же еще придумает его новый гость… Но Васька оказался очень сообразительным, он дал себя намылить, осторожно покусывая пальцы хозяину, когда он вознамерился намочить уши, довольно спортивно поплавал по ванне, и смешно фыркал под струей теплой воды из лейки, смывающей грязную мыльную пену с его тощего черного тела…
С тех пор Васька по – хозяйски поселился в холостяцкой квартире Василия, постепенно превращаясь в черного пушистого красавца с огромным толстым мохнатым хвостом, который он держал, как флаг, пушистыми усами и плутовскими серыми глазами. Василий каждый день после работы забегал в ближайший магазинчик за молоком, консервами, или кошачим кормом, который Васька не очень – то жаловал, либо сметаной, до которой кот был необыкновенно охоч, и бежал домой, где его ждал новый хвостатый друг. Поужинав, Васька забирался на колени хозяину, и начинал громко мурлыкать, тереться головой об его руки, или просто сворачивался калачиком, и засыпал под звук клавиш на компьютере.
Иногда Васька спрашивал, как дела на работе, даже давал советы, но на вопросы Василия, откуда же он взялся на его голову, кот уклончиво отвечал, что – издалека…
И вот однажды Васька исчез. То есть, совсем исчез. Его просто не оказалось в квартире. Уйти сам он не мог, Василий запирал дверь на ключ, не выпуская на улицу, чтобы он не набрался блох и грязи. Василий облазал все углы комнат, заглянул на всякий случай в шкафы, но Васька, как в воду канул…
Загрустил наш Василий, весь вечер у него не клеился без привычного мурчания и мягкой шерстки Васьки, работа тоже не пошла… Заставив себя что – то поесть, Василий нехотя завалился на диван, пытаясь уснуть… Но не тут – то было…
Поворочался он с боку на бок, открыл глаза, поняв, что сон не идет и уставился невидящими глазами в стену. Однако вместо привычных голубеньких цветочков на обоях перед Василием появилась… непонятное пятно. Затем оно увеличилось в объеме и приняло форму отвратительной рожи, которая гримасничала, моргала, закатывала глаза, щурилась одним чешуйчатым глазом на Василия и прыгала по стенке так, что у того закружилась голова. Он зажмурился, и резко открыл глаза, но рожа не исчезла. Василий посмотрел на
окна, думая, что это тень от проезжающих машин, но за окном было сумеречно и тихо… Мало того, что рожа была отвратительна, она еще стала издавать резкие скрипучие звуки. Василий сунул пальцы в уши, но рожа верещала все сильнее и сильнее… Наконец, он не выдержал, сел на диване и устало спросил – « Ты кто?» «Дед пихто» — передразнила рожа и ответила более миролюбиво – « Я – Чох. Вот так и зови меня. Теперь я буду у тебя жить вместо кота. Ооох, как я давно хотел избавиться от этой противной кошки, все вымуркивал мне тут, житья не давал…, я – то давно у тебя поселился, да только собрался с тобой вплотную познакомиться, а он, видите ли, объявился на моей территории…»
— «И что тебе надо?» — обреченно спросил Василий.
-« Как что? Тараканов, конечно. Я ем только тараканов. Здоровых, жирных, упитанных… Твоих мне уже не хватает… И запомни, не принесешь таракана, буду визжать всю ночь, и никакие беруши тебе не помогут…»
— «И где же я тебе их возьму» — жалостливо спросил Василий.
— «Как где? В магазине. Вон там, за углом есть магазин для животных, вот и будешь мне приносить самых свеженьких, заморских… Я их живьем ем, люблю, грешным делом, похрустеть мохнатыми лапками… Лепота… Вкуснота…Смотри мне…» — и Чох важно погрозил на стене крючковатым пальцем, пытаясь попасть Василию прямо в лоб.
И пошел Василий искать по квартире пауков на первый случай, чтобы рожа не визжала, а дала уснуть…
Вот так и стал жить он теперь – после работы идя в магазин за пауками да тараканами и слушая пол ночи, как Чох смачно чавкает, хрустя лапами вонючих насекомых. А в магазине для животных на Василия стали уже странно посматривать, ибо аппетит противного Чоха только возрастал.
Возмутился однажды Василий, и не пришел домой, попросившись переночевать у приятеля под предлогом травли насекомых домовыми службами. Пусть Чох посидит голодный, да повоет без него. Где там… Только Василий прислонил голову на подушку, а он тут как тут – корчит рожи на стене и верещит противным голосом – «Аааа, попался, никуда ты от меня не денешься…. Щас я тебя всего завизжу, оглушу…, попомнишь, как меня голодного оставлять…»
Приятель все также мирно спал, ни о чем не догадываясь, а Василий с утра побрел невыспавшимся на работу… Вот так и потекли его дни, похожие один на другой, без всего того, что раньше Василию было дорого – поисков себя… Он даже ноут свой забросил, только спал, чтобы ни о чем не думать…, а серое пятно на стене все росло и росло, занимая уже добрую половину среди голубеньких цветочков.
Шел как – то Василий в пятницу домой, а ноги не несут совсем, и вдруг остановился, как вкопанный, увидев в переулке черного кота… Побежал он за ним, окрыленный надеждой, но … кот исчез. Лишь в воздухе прошелестело едва заметным ветерком – «Найди себя, не сдавайся…» И что – то случилось с Василием, все в нем перевернулось, вздохнул он глубоко, расправил плечи, выпрямился гордо и пошел домой, полный уверенности и веры в себя.
Всю ночь верещал голодный Чох на стене, делал ладони трубочкой, чтобы сильнее издавать невыносимый визг, прыгал и скакал бешеными отблесками по всем стенам, но Василий не обращал внимания, одел наушники и стал слушать свои любимые мелодии, о которых давно не вспоминал…
А утром он встал и пошел искать по всем шкафам студенческий рюкзак и старые облезлые кеды. Вытряхнул на балконе от пыли и мусора свой рюкзачок, натянул удобные спортивки, надел выцветшие кеды, бросил в карман рюкзака пару бутербродов, бутылку с водой да книжку, которую давно так и не мог дочитать. А потом взглянул на стену, где корчился от голода поникший Чох, и с удивлением заметил, что он резко убавился в размере и даже стал светлее. Чох жалостливо пытался повыть, надеясь разжалобить молодого человека, но Василий только улыбнулся и закрыл за собой дверь…
Он шел пешком через весь город туда, где когда – то любил гулять со своей юношеской компанией друзей, когда они так много говорили о своем будущем, мечтали и были полнЫ восторженных планов. Только вот разбросала жизнь всех друзей по разным городам, остались только воспоминания о тех славных юношеских мечтах…

  • Целый день Василий
  • неутомимо ходил по лесу, прочел всю книгу, съел все свои бутерброды, просто валялся на траве, жуя травинки, лежа на спине, и наслаждался великолепной синевой ясного летнего неба и кучерявыми белыми облаками, любуясь их игрой в различные формы. И он никак не мог понять, отчего он, Василий, так забыл себя, того, кто он есть на самом деле, ведь здесь и сейчас он есть и это облако, и травинка, и юркая букашка на ней, и ветер, что мягко ерошит его волосы, и все – все пространство вокруг него… И то, что там, далеко – далеко манит за облаками своим сердечным зовом… И как это он мог забыть себя, настоящего, слитого сейчас воедино с Природой, слившегося в это Единое, то, что он и есть сам… Много за этот день понял в себе Василий, всю жизнь разобрал на мельчайшие детали и только ужасался, как он так мог унизить себя перед каким – то чуждым ему существом…
    К вечеру собрался Вася домой и шел перелеском, вдыхая настоянный за день хвойный аромат и наслаждался пением подуставших за день лесных птиц. На окраине поляны стоял могучий раскидистый дуб, и Василий присел отдохнуть возле него, допивая остатки теплой воды из бутылки. Прислонился он спиной к дубу и почувствовал, как ему стало тепло и уютно, как дома. И вдруг захотел Вася слиться с этим деревом воедино, почувствовать себя таким же сильным и свободным. Встал он и обнял дуб, насколько хватило его рук, прислонился всем своим сердцем к его жесткой коре, чувствуя щекой, как течет жизнь в каждой клеточке могучего древа. И он услышал звук соков, поднимающихся из земли по стволу и веточкам, услышал слабый смех зеленых листочков, переговаривающихся меду собой о всех последних лесных новостях… Тяжко вздохнул дуб и сказал гулко в самое ухо Василию, да так, что вздрогнул он от неожиданности, но не испугался: «Здравствуй, сынок. Я, мать – земля с тобой говорю. Нет в тебе вины, как нет и унижения перед кем – бы то ни было… Забыл ты лишь ТО в себе, что есть ты на самом деле, сын мой, и все дано тебе без остатка. Все есть твое, как и ты есть все. И все это подвижно и меняет свои структуры в зависимости от того, как ты раскрываешь себя этому миру. И никто не волен навязывать тебе свои правила, это только ты решаешь сам для себя. И как ты сам себе позволяешь раскрыться всему, что тебя окружает. Разве в тебе есть страх перед неведомым? Это ты, твое личное «Я» воображает себя этим страхом. А то, что есть твое внутреннее «Я» — оно никогда не знает страха, и это оно сейчас слышит мой голос земли, это оно говорило с твоим посланцем от меня – черным котом…»
    А тут и сам дуб заговорил с Василием, отдаваясь могучим эхом в каждой клеточке Васькиного сердца.
    — «Ты спрашиваешь, кто такой Чох? Это твоя темная сторона высветилась для тебя, чтобы ты увидел себя, свои сомнения, страхи и привычки. Это ты сам визжал своей злобной частью на весь мир в тебе, пытаясь отвоевать свой кусок земли для себя, только одного себя, любимого, не видя того, кто рядом с тобой. Всех тех, кто когда – то мечтал о самом прекрасном для себя…, но ты ведь даже ни разу не вспомнил о них, ни разу не позвонил, не спросил, чем живут твои друзья, что ты можешь им дать… Только проводя через свое сердце мелодию земли, только воспринимая себя, как живое пламя земли, делясь ее бушующим огнем с сердцем каждого встреченного тобой, можешь ли ты думать только о себе, можешь ли ты быть в страхе за себя, ведь нет никого вокруг тебя, кто бы не был тобой в Едином, и каждый есть лишь проводник его божественной энергии…
    Васька твой ушел тогда, когда пришло время тебе все это понять, он дал тебе свободу выбора…»
    А дома Василий, сильно уставший, но необыкновенно воспрявший своим Духом, увидел совсем поникшего Чоха, жалобно скулящего капельным еле заметным пятном на голубеньких цветочках… Он подошел к нему, положил теплую ладонь на стену и мягко сказал: — «Дорогой мой Чох, я благодарю тебя за все, что ты для меня сделал. Удивительно, но я даже полюбил тебя сейчас всем сердцем, ведь ты перевернул всю мою жизнь. Я понял, что ты есть мое прошлое, моя тень, моя темнота, и мои самые лучшие возможности. Ты и есть мой самый драгоценный потенциал…
    »
  • — «Так я тебе больше не нужен? И ты и правда меня любишь? Как же это прекрасно – когда тебя любят, это не сравнится ни с чем…» — и едва заметный блик исчез со стены совсем…
    — «Ну сколько же можно царапаться» — послышался недовольный мяукающий вопль под полузакрытой дверью. И в узкую щель протиснулось изрядно потощавшее Васькино черное тельце. С какой же невероятной радостью схватил Василий в охапку своего старого друга, он прижимал его к самой груди, терся лицом в черной шерсти и сердце его ликовало.
    «Ну вот, не успел прийти, всю шерсть помял… Может, сначала поедим, а то я что – то сильно проголодался, очень сильно. Нет ли у тебя колбаски и молочка, а может и сметанкой угостишь?»
    А через некоторое время Васька, обросший шикарной черной шерстью и еще больше распустив пушистые усы, и теперь уже частенько гуляющий вместе с другом Василием по парку, да и по лесу, привел в дом еще одного нового друга – маленького лопоухого щенка, которого забыли его старые хозяева на заброшенной даче маленького хутора. Был щенок таким забавным и веселым, что сразу пришелся по душе всем обитателям квартиры, да и всего дома, потому что умел сидеть на задних лапках и потешно морщить нос. Да и вообще много чего умел… А Василий встретил девушку, такую, о которой раньше и мечтать не смел…
    Но это уже совсем другая история…
    Ирина Титова 16.01.21.

Ссылка на группу в вк https://vk.com/chenrithm

Вверх